Введение


Многие жизненные решения могут зависеть от поведения человека (Charnov, 1976; Constantino and Daw, 2015), особенно в случаях, когда выбор заключается между известными вариантами и менее известными. Решения о трудоустройстве, выбор друзей и поиск в Интернете — вот всего лишь несколько сценариев, при которых люди должны выбирать, использовать ли доступные варианты или искать альтернативные. Чтобы решить этот тип проблемы, в идеале сравнивается ценность двух стратегий — взаимодействие с доступным в данный момент вариантом или поиск альтернатив, после чего выбирается стратегия, имеющая наибольшее значение для человека. Оптимальное решение (теорема предельного значения, Charnov, 1976) требует сравнения значения для человека текущего варианта с общим значением альтернативных путей.
Однако максимальная личная выгода не является единственным определяющим фактором для принятия решений. Люди и другие социальные животные часто принимают решения глядя на окружение. Таким образом, вполне вероятно, что на принятие решений влияет социальный анамнез, обучение и социальное поведение человека. Авторы статьи представляют первое исследование, в котором разграничиваются личная и социальная настроенности для изучения их потенциальных поведенческих и нейронных различий. 


Чтобы понять разницу между социальным и личностным поведением, необходимо учитывать роль отдельных различительных черт. Ориентация на личностные ценности — это индивидуальная переменная, показывающая отношения разных людей к разным предметам и явлениям. Ценностная ориентация определяется как «принцип или стандарт поведения, суждение о том, что важно в жизни» (Soanes and Stevenson, 2003). Такая ориентация часто измеряется с использованием ценностного опросника Шварца (1992, Schwartz et al., 2012). Модель предполагает существование 10 типов человеческих ценностей (рис. 1), при этом каждый тип выражает конкретные мотивы, организованные в соответствии с его мотивационными конфликтами и совместимостью. Важно обращать внимание на сопоставление ценностей личных и социальных для конкретного человека (Schwartz et al., 2012). Личная позиция включает в себя ценности, которые относятся к власти, достижениям, стимуляции, гедонизму, самостоятельности и безопасности. Напротив, социальная позиция включает в себя ценности, относящиеся к доброте, универсализму, традициям, конформности и безопасности. Особое значение здесь имеет контраст между личностными ценностями и социально-ориентированными показателями (Schwartz et al., 2012). Личностное (характерное для людей, фокусирующихся на себе) включает в себя эгоцентрические человеческие ценности самостоятельности, стимуляции, гедонизма, достижения, власти и безопасности. Напротив, социальное включает в себя высокое отношение к социальным нормам (традиции, конформность, безопасность) и благосостояние других (доброжелательность, универсализм).


Рисунок 1.  


Круговая структура человеческих ценностей (Schwartz, 1992). Самофокусирующиеся люди высоко оценивают такие ценности, как самостоятельность, стимуляцию, гедонизм, достижение, власть и безопасность, в то время как люди с социальной ориентированностью высоко оценивают универсализм, доброжелательность, традиции, конформность и безопасность.


Лица, ориентированные на себя, больше заботятся о результатах своего поведения, которые будут полезны конкретно для них, тогда как лица с социальной ориентированностью хотят добиться результатов для других людей или для определенных учреждений (Schwartz et al., 2012). Поэтому личное и социальное различие в ценностях должно быть ключевым при рассмотрении того, как люди решают индивидуальные и социальные вопросы в поведении. 


Авторы статьи выдвинули теорию о том, что люди с самофокусировкой попытаются собрать больше средств для себя (на личные нужды), чем для благотворительности (социальные нужды). 
Было проведено два эксперимента, в которых участникам несколько раз было предложено удовлетворить личные нужды или направить силы на благотворительность. 


Эксперимент 1


Участники выполняли двухэтапную задачу принятия решений. На первом этапе участники решали, следует ли заниматься определенным выбором вариантов в момент, когда им представляли эти варианты, или следует продолжать искать лучшие варианты. Так, на этом этапе (верхние панели, рис. 2А) участникам предлагалась пара потенциальных вознаграждений (в виде больших цифр на рисунке). Участники могли дождаться лучшей пары наград из набора, показанного в верхней части экрана (маленькие числа в красном поле), при этом имеющаяся пара цифр заменялась случайной парой из представленного набора цифр сверху. При сделанном выборе цифры, представляющие награду, фиксируются (показано слева, под красным полем), затем участникам предлагалось выбрать другую пару цифр. После того как участники решат, что выбрали достаточно вариантов цифр, они переходили ко 2 этапу. После того, как они вошли в этап 2, им демонстрировалась вероятность выпадения любой из выбранных цифр (в виде высоты фиолетовой полосы рядом с каждым номером). При этом участникам было предложено выбрать цифру, которая, по их мнению, будет отобрана. Таким образом, у участников появлялось ощущение эффекта от азартной игры. 
В рамках эксперимента участниками выполнялись 8 исследований с помощью фМРТ (четыре измеряли личные награды, четыре — социальные). Перед каждым из восьми исследований эксперимента участникам на экран выводилась информация, сообщающая о том, они работают для своей награды или для награды социума.
Проводился анализ   действий участников для получения личной награды (т. е. общее количество баллов, полученных для себя в течение четырех прохождений этапов эксперимента). Также изучалось поведение при получении социальной награды (т. е. общее количество баллов, которые были полученны для благотворительности в течение четырех прохождений этапов эксперимента). В завершение оценивалось различие этих двух типов наград (из баллов, полученных для себя, вычитались баллы, полученные для благотворительности).


Рисунок 2.


 
А – эксперимент 1, В – эксперимент 2.


Эксперимент 2


В эксперименте 2 (рис. 2B) участникам приходилось распределять виртуальные яблоки за ограниченное время. На каждом этапе эксперимента участникам на мониторе демонстрировалось изображение дерева, и им приходилось решать, будут ли они собирать с него яблоки, что отнимало время, или будут искать новое дерево, что давало более длительную задержку в виртуальном путешествии. Сбор урожая с дерева давал участником виртуальные яблоки, после чего участник либо собирал яблоки дальше, либо переходил к следующему дереву, однако эффективность дальнейшего сбора снижалась. Таким образом, в эксперименте были важные показатели степени истощения и времени движения. Степень истощения определяла скорость, с которой количество возможных для получения яблок уменьшалось. Степень истощения возрастала при сборе яблок. Так, если участник собирал восемь яблок в текущем этапе, количество яблок, которые могли быть собраны в следующем этапе, равнялось показателю истощения, умноженному на 8. Были созданы две виртуальных среды — «быстрые» с быстрым истощением и «медленные» с более медленным истощением. Кроме того, авторы создали еще два типа «садов» (определяющие время, которое человек затрачивает для перехода от одного дерева к другому) — «длинные» (9 с) и «короткие» (6 с). Сочетание этих двух изменений привело к четырем типам садов, которые посещали участники во время задания: длинные-медленные, длинные-быстрые, короткие-медленные и короткие-быстрые.
Новые деревья генерировались автоматически по распределению Гаусса, а количество яблок от дерева и скорость перехода между деревьями варьировались по этапам за счет изменения времени прохождения и/или уровня истощения яблони. Цель участников заключалась в том, чтобы максимизировать награду (то есть количество яблок) для себя или для благотворительности. 
Участники собирали яблоки в каждом саду в течение 14 минут (7 минут для себя и 7 минут для социальных нужд). Как и эксперимент 1, эксперимент 2 фокусировался на награде во время удовлетворения личных нужд (то есть общего количества яблок, полученных для себя), социальных нужд (для благотворительности) и на различии двух типов наград (вознаграждение, полученное для себя за вычетом вознаграждения на благотворительность). В дополнение к вознаграждению рассматривались индивидуальные пороги выхода, определяемые как среднее количество яблок, при которых участники решали переключиться на новое дерево в каждом из типов среды. Этот показатель рассчитывался путем усреднения количества яблок при проходе от дерева к дереву в данном саду. Например, порог выхода 9 означает, что участники имели тенденцию оставлять дерево, когда собрали урожай в 9 яблок.
Каждый сад имел оптимальный средний порог выхода, максимизирующий вознаграждение, заданный теоремой предельного значения (Charnov, 1976). Для целей настоящего исследования рассчитывался порог выхода отдельно для личных и социальных нужд. 
Кроме дополнительного фМРТ исследования все участники были опрошены по ценностному опроснику Шварца. 

Результаты


После того, как авторы увидели, что полученные результаты не опровергаются иными исследованиями поведенческих реакций, были изучены различия в конкретных поведенческих параметрах в парадигмах. 
В экспериментах участникам пришлось принимать решения в свою пользу или в пользу социума: в первом эксперименте были представлены два разных способа принятия решений (представлен классический «экономический» процесс принятия решений), второй же опирался больше на самоощущения участника. Оба эксперимента показали, что люди, обладавшие более сильной личностной ориентацией, получали больше всего награды, особенно в то время, когда они проходили этапы, направленные на удовлетворение своих нужд, по сравнению с этапами, когда они получали награду для благотворительности. Нейровизуализация с помощью фМРТ во время выполнения задач показала, что этот эффект был связан с активностью в дорсальной части передней поясной коры, которая, предположительно, участвует в когнитивном функционировании мозга. Так, более самофокусированные индивиды проявляли более низкую активность в дорсальной части передней поясной коры при прохождении заданий, в которых удовлетворялись собственные нужды.
Исследование продемонстрировало положительную связь между суммой вознаграждения, получаемой для личных нужд, и ориентацией на личностные ценности. Также результаты исследования предполагают новую роль дорсальной части передней поясной коры во влиянии на поведение индивидуумов в ситуациях, связанных с удовлетворением личных и социальных нужд.  Таким образом, открывается новый путь для дальнейших исследований психологических и нейронных различий, влияющих на социальное и эгоцентрическое поведение.

Источник.

Другие статьи выпуска
 

Реакция на приятные прикосновения у женщин с нервной анорексией

Критика модели дискретного восприятия

Новости

Антитела в качестве биомаркеров психоза

Электростимуляция нервной системы улучшает качество жизни при депрессии

Герпесвирусы могут приводить к БАР и депрессии

Эпидемия нового психического отклонения

Новое вещество показало эффективность против наркомании

Видеоигра, которая поможет справиться с алкоголизмом

Статьи

Реакция на приятные прикосновения у женщин с нервной анорексией

Критика модели дискретного восприятия

Правовые и медицинские аспекты обязательного лечения наркомании

Стратегии профилактики и коррекции аддиктивных расстройств (симпозиум)

Диагностика парафилий при шизофрении 

Статус профессиональной психотерапии и динамика ее развития

Мероприятия

XIII международный научный конгресс «Рациональная фармакотерапия»

Конференция «Междисциплинарные подходы к изучению психического здоровья»