Актуальность проблемы

Эректильная дисфункция (ЭД) — это стойкая неспособность достичь эрекции и/или поддерживать эрекцию, достаточную для осуществления полового акта.1 ЭД может быть следствием эндокринных (снижение уровня тестостерона), неэндокринных (нарушение артериального притока крови и венозного оттока), нейрогенных (влияющих на иннервацию половой системы и психические функции) и ятрогенных факторов.2

Результаты исследования мужчин в штате Массачусетс показали, что распространенность ЭД у мужчин в возрасте 40–70 лет составляет 52%. Анализ исследования предполагает, что глобальная распространенность ЭД увеличится со 152 миллионов мужчин в 1995 году до 322 миллионов мужчин к 2025 году.3,4 Это подтверждено исследованиями, показавшими резкое увеличение распространенности ЭД с 10% в 2001-2002 гг. до 48% в 2005 году.5,6 Недавнее обсервационное исследование, которое проводилось во многих странах, показало, что распространенность ЭД варьировалась от 39% в Бразилии и до 51% в Италии.

В дополнение к связи ЭД с психологическими и физическими факторами, патология также негативно влияет на качество жизни.8 Многочисленные исследования выявили, что мужчины с ЭД показывают снижение продуктивности в трудовой деятельности, а также обладают более низким качеством жизни, связанным с показателями здоровья (Health-Related Quality of Life – HRQoL), чем мужчины без ЭД.9-13 ЭД влияет на HRQoL, так как чревата депрессивным состоянием, тревожностью и иными симптомами, которые могут впоследствии привести к тому, что мужчины начнут избегать сексуальных отношений.2 Кроме того, ЭД является независимым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), даже среди мужчин с клинической депрессией.14,15 Кроме того, низкий уровень тестостерона также считается независимым фактором риска развития ССЗ среди мужчин с ЭД.16

Хотя в предыдущих исследованиях приводились данные о распространенности ЭД и симптомах, о которых сообщали пациенты, до конца еще не изучено влияние ЭД на снижение продуктивности в трудовой деятельности.11,17 Вместе с тем, в недавних исследованиях было показано, что многие мужчины с ЭД находятся в трудоспособном возрасте.18,19 Необходим последовательный подход для понимания механизма влияния ЭД на трудоспособность мужчин в разных странах мира.

В начало

Цель, материалы и методы исследования

Изучались самые последние (на момент исследования) данные Национальных исследований здоровья и благополучия (National Health and Wellness Survey – NHWS). Данные 2015 г. для Бразилии и Китая; 2016 г. для Франции, Германии, Италии, Испании, Великобритании и США.20

В исследование были включены мужчины 40–70 лет (по примеру проведенных ранее исследований), которые испытывали какие-либо трудности в достижении или поддержании эрекции в течение последних 6 месяцев.11

Оценка трудности достижения эрекции проводилась по шкале от 1 — «совсем нет трудностей» до 5 — «очень много трудностей». Мужчины, выбравшие ответ ≥2 по этой шкале, были классифицированы как «имеющие некоторую степень ЭД», а те, кто выбрал 1, были классифицированы как «не имеющие ЭД». В частности, уровни тяжести ЭД были определены следующим образом в отношении субъективной оценки сложности достижения эрекции: 2 — «незначительная», 3 — «в некоторой степени», 4 — «средняя» и 5 — «в значительной степени».

Оцениваемые социально-демографические характеристики включали страну проживания (Бразилия, Китай, Франция, Германия, Италия, Испания, Великобритания и США), возраст (в годах), статус занятости, семейный годовой доход, семейное положение и уровень образования. Общие характеристики здоровья респондентов включали индекс массы тела (ИМТ), курение, употребление алкоголя, физические упражнения и сопутствующие патологии, измеряемые индексом коморбидности Чарльсона (Charlson comorbidity index – CCI).21 CCI оценивает наличие различных состояний, связанных со смертностью от всех причин, более высокий индекс указывает на большее бремя сопутствующей патологии.

Критерии оценки

Снижение продуктивности в трудовой деятельности и ухудшение активности оценивались с использованием опросника «Общая производительность труда и общее состояние здоровья» (Work Productivity and Activity Impairment‐General Health — WPAI-GH), состоящего из шести частей, оценивающих четыре показателя:

- присутствие/отсутствие на работе - процент пропущенного рабочего времени по состоянию здоровья в течение последних 7 дней,

присутствие на рабочем месте в состоянии сниженной продуктивности в виду проблем со здоровьем - процент нарушений, возникших на работе в течение последних 7 дней из-за состояния здоровья,

- общая потеря производительности труда - общее ухудшение качества работы, измеренное путем сочетания отсутствия на работе в рабочее время и присутствия для определения общего процента пропущенного времени,

- нарушение в жизнедеятельности - процент негативных изменений в повседневной жизнедеятельности из-за состояния здоровья за последние 7 дней.22

Качество жизни, связанное со здоровьем (Health-Related Quality of Life – HRQoL)

HRQoL измеряли, исследуя общее медицинское состояние по неспецифическому опроснику для оценки качества жизни пациента SF-36v2 (The Short Form-36 версия 2).23 Опросник отражает общее благополучие и степень удовлетворенности теми сторонами жизнедеятельности человека, на которые влияет состояние здоровья. SF-36 состоит из 36 вопросов, сгруппированных в восемь шкал: физическое функционирование, ролевая деятельность, физическая боль, общее здоровье, жизнеспособность, социальное функционирование, эмоциональное состояние и психическое здоровье. Для непрерывной оценки индекса состояния здоровья SF-36v2 могут сокращать до формы из шести вопросов SF-6D, которая обычно используется в Великобритании.24 Индекс SF-6D дает суммарные баллы по шкале от 0 до 1 (чем выше балл, тем лучше состояние здоровья).

В начало

Результаты

Среди респондентов (N = 52 697) 49,7% (n = 26 192) имели одну из степеней ЭД; по странам мира распространенность ЭД варьировала от 45,2% до 54,7%.

По сравнению с мужчинами без ЭД, мужчины с ЭДЖ

-  были старше (57,1 ± 9,1 против 53,5 ± 9,0 лет; Р <0,001)

- более склонны к ожирению (29,0% против 22,2%; Р <0,05),

- больше курили (58,2% против 47,3%; P <0,001),

- чрезмерно употребляли алкоголь (15,8% против 12,4%; P <0,05),

- не занимались физическими упражнениями (39,5% против 35,3%; P <0,001);

мужчины с ЭД (против мужчин без ЭД) также имели более высокие показатели CCI (0,64 ± 1,22 против 0,30 ± 0,83; р <0,001).

Среди мужчины с ЭД наблюдались значительно высокие показатели отсутствия на работе (7,1 ± 18,9% против 3,2 ± 13,9%), показатели присутствия на рабочем месте в состоянии сниженной продуктивности в виду проблем со здоровьем (22,5 ± 25,5% против 10,1 ± 19,3%), наблюдалось снижение продуктивности (24,8 ± 27,9% против 11,2 ± 20,9%) и активности (28,6 ± 28,0% против 14,5 ± 23,4%; все, P <0,001), чем мужчины без ЭД.

Общее снижение производительности труда среди мужчин с ЭД (по сравнению с мужчинами  с отсутствием ЭД) было наибольшим в Великобритании (в 2,66 раза [2,11 × 1,26] больше нарушений, P <0,05) и самым низким в Бразилии (в 1,58 раза [2,11 × 0,75] больше нарушений, P <0,05).

Более высокое снижение активности среди мужчин с ЭД (по сравнению с мужчинами с отсутствием ЭД) было наибольшим в Китае (в 2,60 раз [1,86х1,40]) и самым низким в Бразилии (в 1,53 раз [1,86х0,82]); оба P <0,05.

Мужчины с ЭД (против мужчин без ЭД) из Франции чаще отсутствовали на работе (9,4% и 5,7), в то время как мужчины из Италии демонстрировали наибольшие показатели присутствия на рабочем месте в состоянии сниженной продуктивности в виду проблем со здоровьем (29,5% и 14,9%) и общее снижение производительности труда (32,5% и 16,1%).

 

Наблюдалась взаимосвязь между выраженностью ЭД и всеми показателями производительности труда и ухудшением активности. В частности, для большинства стран (кроме США) увеличение степени выраженности ЭД ассоциировалось с более низкими показателями продуктивности и активности (все P <0,05). Влияние тяжести ЭД на снижение производительности труда было наибольшим в Великобритании и Китае и самым низким в Бразилии, хотя не все корреляции между выраженностью ЭД и продуктивностью в разных странах были статистически значимыми.

Среди мужчин с ЭД (по сравнению с мужчинами без ЭД), в опросниках отмечались значительно более низкие баллы в сфере психического здоровья (46,7 ± 10,6 против 51,2 ± 9,0), физического функционирования (48,3 ± 9,0 против 53,0 ± 7,7) и качества жизни, связанное со здоровьем, выраженного в баллах опросника SF-6D (0,693 ± 0,129 против 0,778 ±0,130; P <0,001). В США мужчины с ЭД по сравнению с мужчинами без ЭД имели более низкие показатели психического, физического здоровья и баллы SF-6D на 3,53, 2,86 и 0,061 балла соответственно (р <0,001). Мужчины с ЭД в Китае (против США) сообщили о значительно более низком уровне психического и физического здоровья и баллах SF-6D (на 2,67, 1,58 и 0,043 балла соответственно; P <0,001), что свидетельствует о значительно большем снижении качества жизни среди мужчин с ЭД в Китае по сравнению с мужчинами с ЭД в США. Самые низкие показатели психического и физического здоровья и баллы SF-6D были зарегистрированы среди мужчин с ЭД в Италии (43,1), Великобритании и Германии (48,0 каждая) и Китае (0,664).


1. McCabe MP, Sharlip ID, Atalla E, et al. Definitions of sexual dysfunctions in women and men: a consensus statement from the fourth international consultation on sexual medicine 2015. J Sex Med. 2016;13:135‐143. https://doi.org/10.1016/j.jsxm.2015.12.019
2. Yafi FA, Jenkins L, Albersen M, et al. Erectile dysfunction. Nat Rev Dis Prim. 2016;2:16003. https://doi.org/10.1038/nrdp.2016.3
3. Feldman HA, Goldstein I, Hatzichristou DG, Krane RJ, McKinlay JB. Impotence and its medical and psychosocial correlates: results of the Massachusetts male aging study. J Urol. 1994;151:54‐61.
4. Ayta IA, McKinlay JB, Krane RJ. The likely worldwide increase in erectile dysfunction between 1995 and 2025 and some possible policy consequences. BJU Int. 1999;84:50‐56.
5. Nicolosi A, Laumann EO, Glasser DB, Moreira ED, Paik A, Gingell C. Sexual behavior and sexual dysfunctions after age 40: the global study of sexual attitudes and behaviors. Urology. 2004;64:991‐997. https://doi.org/10.1016/j.urology.2004.06.055
6. Mulhall J, King R, Glina S, Hvidsten K. Importance of and satisfaction with sex among men and women worldwide: results of the global better sex survey. J Sex Med. 2008;5:788‐795. https://doi.org/10.1111/j.1743-6109.2007.00765.x
7. Goldstein I, Goren A, Li VW, Tang WY, Hassan TA. Global prevalence, patient profiles, and health outcomes of Erectile Dysfunction (ED) among 40–70 Year‐old Men. J Sex Med. 2018;15:S29‐S30. https://doi.org/10.1016/j.jsxm.2017.11.082
8. Dean J. Characterisation, prevalence, and consultation rates of erectile dysfunction. Clin Cornerstone. 2005;7:5‐11.
9. Guest JF, Das GR. Health‐related quality of life in a UK‐based population of men with erectile dysfunction. Pharmacoeconomics. 2002;20:109‐117.
10. Agaba PA, Ocheke AN, Akanbi MO, et al. Sexual functioning and health‐related quality of life in men. Niger Med J. 2017;58:96‐100. https://doi.org/10.4103/nmj.NMJ_225_16
11. Jannini EA, Sternbach N, Limoncin E, et al. Health‐related characteristics and unmet needs of men with erectile dysfunction: a survey in five European Countries. J Sex Med. 2014;11:40‐50. https://doi.org/10.1111/jsm.12344
12. Litwin MS, Nied RJ, Dhanani N. Health‐related quality of life in men with erectile dysfunction. J Gen Intern Med. 1998;13:159‐166. https://doi.org/10.1046/j.1525-1497.1998.00050.x
13. Lau J, Kim JH, Tsui H‐Y. Prevalence of male and female sexual problems, perceptions related to sex and association with quality of life in a Chinese population: a population‐based study. Int J Impot Res. 2005;17:494‐505. https://doi.org/10.1038/sj.ijir.3901342
14. Hoffman BM, Sherwood A, Smith PJ, et al. Cardiovascular disease risk, vascular health and erectile dysfunction among middle‐aged, clinically depressed men. Int J Impot Res. 2010;22:30‐35. https://doi.org/10.1038/ijir.2009.43
15. Hippisley‐Cox J, Coupland C, Brindle P. Development and validation of QRISK3 risk prediction algorithms to estimate future risk of cardiovascular disease: prospective cohort study. BMJ. 2017;357:j2099. https://doi.org/10.1136/bmj.j2099 .
16. Mulhall JP, Trost LW, Brannigan RE, et al. Evaluation and management of testosterone deficiency: AUA guideline. J Urol. 2018;200:423‐432. https://doi.org/10.1016/j.juro.2018.03.115
17. Chapnick J, Gross HJ, Pomerantz D, Mould J. Understanding differences among erectile dysfunction patients globally. Value Heal. 2013;16:A77. https://doi.org/10.1016/j.jval.2013.03.349
18. Lewis RW, Fugl‐Meyer KS, Corona G, et al. Definitions/Epidemiology/ Risk factors for sexual dysfunction. J Sex Med. 2010;7:1598‐1607. https://doi.org/10.1111/j.1743-6109.2010.01778.x
19. Wang W, Fan J, Huang G, et al. Meta‐analysis of prevalence of erectile dysfunction in mainland China: evidence based on epidemiological surveys. Sex Med. 2017;5:e19‐e30. https://doi.org/10.1016/j.esxm.2016.10.001
20. Kantar Health. National Health and Wellness Survey. Patient‐ Reported Healthcare Insights. New York; 2016. http://www.kantarhealth.com/docs/datasheets/kh-national-health-and-welln.... Accessed December 6, 2018.
21. Charlson ME, Pompei P, Ales KL, MacKenzie CR. A new method of classifying prognostic comorbidity in longitudinal studies: development and validation. J Chronic Dis. 1987;40:373‐383.
22. Reilly MC, Zbrozek AS, Dukes EM. The validity and reproducibility of a work productivity and activity impairment instrument. Pharmacoeconomics. 1993;4:353‐365.
23. Maruish M, ed. User’s Manual for the SF‐36v2 Health Survey, 3rd edn. Quality Metric Incorporated: Lincoln; 2011.
24. Brazier J, Roberts J, Deverill M. The estimation of a preference‐ based measure of health from the SF‐36. J Health Econ. 2002;21:271‐292.

В начало

10 впечатляющих фактов о Виагре
Отсутствие нежелательных гемодинамических взаимодействий между силденафилом и красным вином

Дайджесты новостей урологии
Дайджест новостей урологии декабрь 2019
Дайджест новостей урологии ноябрь 2019
Дайджест новостей урологии август 2019
Дайджест новостей урологии июнь 2019
Дайджест новостей урологии апрель 2019
Дайджест новостей урологии февраль 2019
Дайджест новостей урологии декабрь 2018
Дайджест новостей урологии ноябрь 2018
Дайджест новостей урологии август 2018

Видеоматериалы
Джон П.Малхолл «Прием силденафила и сердечно-сосудистые риски»
Джон П.Малхолл «Как Вы определяете: Какой препарат подходит Вашим пациентам с ЭД?»

Э.Джаннини «Особенности сексуального поведения у мужчин с эректильной дисфункцией»
Э. Джаннини «Лечение эректильной дисфункции»

Материалы
Влияние пищи на эффективность силденафила

Не все иФДЭ-5 одинаковы и модели сексуального поведения у мужчин с ЭД
Эректильная дисфункция и сахарный диабет